Создай анкету
или войди через
5
Аleksey, 39 лет, Скорпион, Томск

Аleksey

Томск, 39 лет, Скорпион
Был сегодня в 19:13
Написать

Интернет.

Хороший_мальчик, или Реальный профессор Мориарти

Гениальный чувак, которого очень долго не могли поймать. С него Конан Дойл и написал профессора Мориарти.

Жил-был Адам Верт. Родился в Германии, в бедной еврейской семье, в 1844 году. Когда мальчику было пять лет, семья переехала в США, где папа честно трудился портным. Адаму все это не нравилось, в 16 он благополучно съеб.лся от родителей, переехал в Бостон, и там работал клерком в универмаге. Аж целый месяц.

На его счастье, вскоре началась Гражданская война. Адаму было 17 лет. Он соврал о возрасте, и был зачислен в армию Союза Пиздил конфедератов радостно и с огоньком, в итоге быстро дослужился до сержанта. Но был ранен и угодил в госпиталь. Там его подлатали, но случайно занесли в списки погибших.
— Ой, — говорят, — Простите, щас поправим.
— А не надо, — отвечает Адам, который сообразил, как удобно быть покойником. — Помер так помер. И даже чувствую, что вы правы, реально вот-вот издохну.

И свалил. В госпитале, в силу загруженности и общего распиз.яйства, так и забыли его «оживить». Верт стал под вымышленными именами вступать в разные полки, брал жалование и дезертировал. Так он воевал то за Север, то за Юг, пока его не взялось ловить агентство Пинкертона.

После войны Верт переименовался в Ворта и сбежал в Нью-Йорк. Там он какое-то время ловко п.здил бабло из карманов прохожих. Потом сколотил банду карманников, руководил и брал с них процент, а сам не трудился. Этого ему показалось мало, и Ворт принялся за организацию крупных грабежей. Сп.здив бабло из фургона для перевозки денег одной крупной компании, Ворт попался и угодил в тюрьму. Но сбежал оттуда через две недели.

Тут его и нашла знаменитая Мамаша Фредерика Мандельбаум.
— Ах, — говорит, — какой милый еврейский мальчик! Идем ко мне работать.
В 22 года Ворт стал большим авторитетом в банде Мамаши. Планировал крупные грабежи — банков, дорогих магазинов. А через три года пришел к Мамаше и говорит:
— Условия труда у вас, Мамаша, отличные. Жалование крутое, соцпакет, опять же. Но желаю быть фрилансером, свободным художником. Увольняюсь, простите.

— Вырос мальчик-то, — умилилась Мамаша. — Хорошо, принимаю твое заявление. Только уж ты отработай, как положено, две недели. Вытащи из тюрьмы моего человека, Чарли Булларда.

Это был знаменитый медвежатник. Ворт сделал подкоп под тюрьму, и устроил Булларду побег. И так им понравилось рыть туннели, что они вдвоем тем же способом бомбанули банк.
Но тут им на хвост сел упоротый Пинкертон, и Ворт с Буллардом сбежали в Европу. Приехали в Ливерпуль, и зажили шикарно. Ворт назвался нефтяником из Техаса, а Буллард — финансистом. Правда, рожи и замашки у них были бандитские, но в Англии поверили: магнаты с Дикого Запада, чо с них взять?

Вот явились нефтяник с финансистом в бар, и давай там бухать. Смотрят, за стойкой хорошенькая барменша, Китти Флинн.
— Я ее трахну, — говорит Буллард.
— С х.ра ли бы ты? Это я ее трахну! — орет Ворт.
— Ой, мальчики, не ссорьтесь, делов-то, — ответила Китти.

И дала обоим. По очереди. Потом еще раз дала. И еще. Да так удачно, что оба влюбились. Тогда Китти забеременела, и предъявила:
— Я вам не бл.дь какая-нибудь, а честная женщина. Поэтому давайте женитесь.
— А кто? — переглядываются мужики.
— Да пох.й реально, — пожимает плечами Китти. — Главное, чтоб штамп в паспорте был, а то мама ругается.

В итоге женился на ней Буллард, но это не значило, что Ворт остался без секса. Китти родила девочку, потом еще девочку, но понятия не имела, от кого. Мужики спрашивали, но Китти, по обыкновению, пожимала плечами:
— Какая х.й разница? Ну поделите по-честному. Одна будет от Ворта. Другая от Булларда.

Мужиков это не устроило, каждый считал девочек своими, и заваливал подарками. Китти не возражала: два мужа и отца лучше, чем один. Тем более, что мужики отдавали ей треть выручки от всех грабежей. Огонь была женщина. Я бы лично заеб.лась с двоими жить.

Сам Ворт в грабежах давно уже не участвовал — на него работала целая сеть преступников. И ни один из них не знал Ворта в лицо. Связь осуществлялась через Булларда. В банде было правило: нельзя применять насилие при ограблении. Никаких убийств и избиений. Такой вот гуманный был Ворт.

Но Скотланд-Ярд напал на след грабителей, и троица свалила во Францию. Там был бардак после событий Парижской Коммуны, и было, где развернуться. Булларды с Вортом открыли ресторан и бар, а на верхнем этаже — карточный зал. Азартные игры во Франции были запрещены, поэтому столы в зале складывались в пол и стены, маскируясь под обычные доски. Если приходила полиция, снизу подавался звонок, и когда копы поднимались — в зале уже была тишь и благодать.

Упоротый Пинкертон и упоротый Скотланд-Ярд приперлись по следу во Францию. Тогда троица вернулась в Англию. Там они привычно выдавали себя за людей высшего света, купили дорогущий особняк, жили тихо-мирно. А на них работала огромная разветвленная сеть преступников. В Скотланд-Ярде об этом знали, но ничегошеньки не могли доказать.

В конце концов, половину преступников арестовали. Но не сумели связать их с Вортом. Однако сеть стала разваливаться. Буллард с горя забухал.
— Что-то не нравится мне эта х.йня, — сказала Китти, взяла дочек и уехала в Нью-Йорк с кучей бабла.
Буллард тогда вообще спился, поехал за ней, и его благополучно арестовали.

— А, ну ладно, — пожал плечами Ворт, когда от его преступной сети ничего не осталось, — Прогуляюсь-ка я в Южную Африку.
Там он сп.здил алмазов на полмиллиона долларов. Вернулся в Лондон, основал алмазную компанию и спокойненько, официально продал ворованные алмазы чуть ниже рыночной цены. Конечно, их расхватали. Ворт женился и наделал детишек.

Подвели его жадность и любовь к искусству. За каким-то х.ром Ворт, будучи уже богатым человеком, решил ограбить карету, перевозившую деньги. Но ограбление спланировал наспех, тут его и взяла полиция. Два подельника сбежали.

Самое интересное, Скотланд Ярд не смог доказать, что Ворт — тот самый таинственный глава преступной сети. Потому что он же таинственный, его никто в лицо не знал.
— Я вообще бедный человек, — твердил Ворт на суде. — Карету взялся грабить, потому что кушать нечего. Ни про какие-такие преступные сети слышать не слыхивал. Видите, я такой неуклюжий, что банальный грабеж совершить не сумел.

— Какое к х.ям кушать нечего? — возмутился прокурор. — Вы богатый человек! Вот дом, вот счета!
— А, ну да, забыл, — ухмылялся Ворт. — Я вообще забывчивый, видите. Какой из меня Крестный Отец? Нашлись тут Марио Пьюзо, вашу мать! Состояние я нажил на законном казино. И х.й вы чего докажете.

И правда, прокурор х.й чего доказал. Ворту дали всего семь лет, за попытку ограбления. Выпустили досрочно за примерное поведение. А вот с женой получилось грустно. Перед тюрьмой Ворт поручил одному другу позаботиться о его состоянии и о жене. Друг и позаботился: бабло сп.здил, жену изнасиловал. Дама сошла с ума, и оказалась в психбольнице, а Ворт остался нищим. Детей забрал в США брат Ворта.

Выйдя, Ворт тут же бомбанул магазин по мелочи, на 4000 фунтов стерлингов.
Затем он вернулся в Нью-Йорк, и пришел в агентство Пинкертона.
— Сдаваться явился? — потер руки Пинкертон.
— Да х.й там, — ответил Ворт. — Сделку заключить пришел. Хочешь знать, как у меня все было организовано?

— Да бл.дь ночами не сплю, ногти все изгрыз, — честно признался Пинкертон.
— Тогда давай так. Я тебе рассказываю, ты записываешь. Но это без свидетелей и без моей подписи. А за это ты от меня отъебываешься и не преследуешь. Потом можешь хоть книгу публиковать обо мне, хоть на память себе оставить. Попытаешься меня передать в полицию, от всего откажусь. И еще помоги мне продать картину.

— Какую картину?
— Да я несколько лет назад спиздил из галереи картину кисти Гейнсборо. Вот, хочу продать за 25 тыщ долларов.
— Ох.ел, что ли? Не буду я помогать сбывать краденое!
— Зачем такие громкие слова? — поморщился Ворт. — Я же хочу продать ее галерее, из которой сп.здил. Ну назови это триумфальным возвращением произведения искусства.

Любопытный сыщик махнул рукой:
— Согласен!
И Ворт надиктовал ему мемуары, которые до сих пор хранятся в архивах агентства Пинкертона. Сыщик свое слово сдержал, и больше Ворта не преследовал, и помог продать картину обратно в галерею. А Ворт натурально вышел на пенсию: жил скромно, общался с детьми, посылал в Англию деньги, чтобы содержать больнице сумасшедшую жену. Пристроил сына сыщиком в агентство Пинкертона, кстати.

Умер в 58 лет, похоронен на кладбище для бедняков.

Мораль: не надо пытаться заработать все деньги. Не получится. Трудоголизм ни к чему хорошему не приводит. Нап.здил бабла — живи, люби жену, расти детей. А не вот это вот всё.
Аleksey, 39
0
4
Ваше имя
Эл. Почта
Начать